Апофатический голод (Экзистенциальный этюд)

Аватара пользователя
Supershav
Сообщения: 91
Зарегистрирован: 29 янв 2017, 19:30
Репутация: 21
Gender:

Апофатический голод (Экзистенциальный этюд)

Сообщение Supershav » 08 мар 2017, 18:05

Изображение

много букв
— Может ли вообще, реально существовать взгляд снаружи?
— Да. Если, говорить по существу – это самая настоящая йога, причем в своем первозданном виде, то есть, та практика, которая восстанавливает утраченную связь. Представь себе игрушку: находящиеся внутри нее люди, почти, персонажи из книги – не знают о существовании каких-то там читателей, не говоря уже об авторе. Ты играешь с игрушкой как хочешь, а сидящие внутри – во власти твоих забав. Теперь вопрос, непосредственно относящийся к нашей проблеме: что делают запертые внутри игрушки люди? Можно, сказать, что они делают все, что угодно, но единственное, что они реально делают – это не знают.
— Давай конкретней.
— Подожди. Любая конкретика – это и есть, та самая игрушка, в которую ты можешь попасть. По сути, добровольно. Конкретика – это как раз,то чего нет. Углубляясь в обозначения, ты одновременно подпадаешь под влияние противоположностей то есть, возникает двойственность. Игрушечные люди – не знают, но если бы, они знали об этом то, наверняка бы стали пытаться выбраться наружу. Они не знают о том, что они не знают и их незнание сокрыто их собственными действиями. Знать, о том, что ты не знаешь – первый шаг на пути йога.
— То есть, необходимо выявить собственное незнание в какой-то точке?
— Да. Эта точка – это ты сам. Заметь: твое внимание, всегда на что-то направлено. Оно всегда, сфокусировано на каком-либо объекте и пусть это будет внешний объект, пусть это будет внутренний объект. Пусть это будет чувство, мысль, эмоция, ситуация, желание, идея, слово, знак, система, образ. Пусть это будет зависеть от органов чувств, от телесных ощущений – так, или иначе это и будет твое незнание, о котором, ты не знаешь. Существование – по сути, синоним, поэтому, майя – это иллюзия плюс еще кое-что.
— Что?
— Это три мира, которые создают бесконечную систему уровней, но на каждом из этих уровней одно притворяется другим и точно так же, карта выхода – повторяется на всех уровнях с одинаковой точностью, позволяя любому вылезти из игрушки.
— Я не понимаю!
— Хорошо. Воспринимая объект ты отождествляешь себя с воспринимающим. Так? Если наоборот ты – будешь воспринимаемым, хотя и не можешь превратиться в объект. Перестав отождествлять себя с чем-либо, ты начинаешь являться всем сразу, не являясь, тем не менее, ничем из этого «всего». Ляг, закрой глаза и – перестань отождествлять себя. Откажись от любого известного тебе способа существования – ни мысль, ни тело, ни живой, ни мертвый, ни существующий, ни несуществующий. Не надо ничего представлять. Просто будь в потоке проявления, просто лежи, закрыв глаза, и ничего не делай. Не пытайся избавиться от мыслей и не пытайся вызывать в себе мысли. Не пытайся фиксировать, что происходит и точно так же, откажись от желания отрешиться от происходящего. Не пытайся не пытаться. В этой точке и кончится твое незнание, не породив при этом свою противоположность.
— А как я об этом узнаю?
— Очень просто. Эта йога – пожалуй, самое эффективное и немыслимое, что только может быть. Как только «это» исчезнет, лопнет, как пузырь, невероятный страх станет твоей игрушкой, и ты «вернешься», что будет доказательством этой практики.
— Что «это»? Что лопнет-то? И почему вдруг, страх вырвет меня назад, если меня не будет?
— Что я имею в виду? Я имею в виду, что весь путь, проделанный тобой и мной до той точки, где происходит наш диалог, путь, включающий в себя весь набор переживаний, ощущений, мыслей, событий и опыта, принадлежащий нам – иллюзия. И диалог наш – иллюзия, как и мы сами, но если ничего из этого – нереально, значит, реально, лишь то, что ничем из этого не является. Ни это, ни это. Поэтому, с чего ты взял, что тебя не будет, если то, что до этого ты «был» – нереально?
— То есть как?
— Это и есть, игрушка. Узнав, о том, что ты не знаешь – ты освобождаешься от одной иллюзии, но попадаешь в другую. Я знаю, что я не знаю – что дальше? Раз я не знаю, я перестану воспринимать происходящее, как реальное, а реальным, буду считать лишь свое незнание. Везде и всюду я буду помнить и практиковать этот принцип, пока не пойму, что это незнание – есть, знание, не нуждающееся в этой твоей дурацкой «конкретике». Делая, что-либо я перестану мыслить понятиями «цель» и «средство» и, таким образом не буду вовлечен в деятельность, в то же время, не вовлекаясь в бездействие. Понимаешь? Страх, который вырвет тебя назад, происходит от привычки к обладанию чем-либо. Если, ты спросишь, о чем должно быть мое знание, мне проще ответить, что оно будет не о том и не о том, например, не о бессмертии и не о переселении душ, и не о высшем замысле. Отправляясь в прописанную выше медитацию – расстанься с определениями. И забудь о существовании игрушки.
— Это как-то непоследовательно выглядит.
— Ты замечаешь последовательность в тот момент, когда начинается другая последовательность. Тебе надо увидеть в этом потоке себя – в единственном правильном смысле, который уже даже, не зависит от уровня твоего понимания, или от твоей воли и который по своей сути, тоталитарен по отношению ко всему локальному, частному, имеющему определения, и одновременно не есть что-то трансцендентальное, глобальное, абсолютное. Он может тобою ощущаться подчас только косвенно – именно определения указывают на ложную позицию некоего наблюдателя, существования некоего «вне», откуда могут исходить определения, что нереально применительно к нашей теме.
— Хорошо. Насколько он реально, отождествляется со мной? Или Я – с ним?
— Он проявляется в том числе, и как ты. Он проявляется, как это и это, но он – ни это, ни это. И он – не ты. Страх, боль, тревога – все это атрибуты, повторяющейся истории, события которое, ничему не учит. Картинка, может быть безобразней некуда (картинка, в смысле жизнь), тягостная, словно затянувшаяся медицинская процедура, унизительная, опустошающая, физиологическая. Но в том состоит, секрет различения – чем неприятней ритуал, тем невероятней его смысл, чем чудовищней противостояние, тем нереальнее, скрывающееся за его декорацией могущество.
— То есть, отождествление само является майей?
- Отчасти, да. Не забывай о системе уровней – то, что на одном уровне может быть реальным, на другом становится нереальным. Ты не сможешь отождествить себя ни с чем, пребывая в единстве и целостности, и воспринимая этот момент, как единственно реальный, и реальный, как и каждый из всех возможных моментов. Время – это фокус. Это платок, который тебе набрасывает на глаза базарный шулер, или гениальный художник. Время – не с чем сравнить, кроме фокуса. Надо успеть заметить, когда тебе набрасывают платок на глаза. Человек – это раскол, это впадина, это пропасть. И он – также, лишь одно из отражений, рассыпанных снаружи-внутри игрушки. Черная глыба ничего, а в ней – все эти вещи, все вообще, вещи, словно ее собственные отражения. Словно при их создании, она играла все роли сразу, существуя в одновременности состояний и в их локализированных аспектах в которых на разных уровнях, по-разному перемещается энергия, иначе себя ведет время. Все, что мы делаем – это не знаем.
- Хорошо, время – это фокус. Мир – допустим, тоже. Но этот фокус требует слишком больших страданий от меня, и я не могу забыть о них.
— Все правильно. Страдание и боль, тревога или раздражение – серия повторяющихся эффектов, устойчивых и вполне предсказуемых. Мы можем избежать их при определенных условиях. Однако испытывая их во сне, мы просыпаемся без всяких последствий, не отрицая сам факт сна. Если бы мир, или Я являлся реальностью, он бы безусловно исчез, так как реальность – не есть что-то определимое и сформированное. Скорее, она – все сразу, и говоря о ней, следует помнить, что мы имеем дело с принципиально невыразимым и непостижимым для нас явлением. Боль испытывает только тот, кто способен ее испытывать. Страх чувствует только тот, кто вынужден отстаивать собственные границы. Умрет лишь тот, кто может быть живым.
— Объясни, почему имеет место быть непонимание, как вот сейчас между нами? Какова его природа?
— Все наши подозрения всегда направлены к существованию другого. И это само собой – существование другого нереально и является иллюзией. Любая иллюзия выдает сама себя ощущением реальности. Любая иллюзия имеет начало и конец. Нет ничего, реальнее реальности.
- То есть непонимания не может быть?
— Может быть все, что угодно, в том числе и такое непонимание, как у тебя.
— Спасибо. Учту.
— Материал, являющийся твоей основой неизменен. И хотя, кажется, что он превращается – на нем не остается отпечатков превращений. Он только видимость и он, независим от видимости. Ты соткан из этого неназываемого, неуничтожимого, недосягаемого волокна, на котором не остаются отпечатки, словно кубик льда, тающий в воде, не подвергся разрушению водой. Его видимость сменилась другой формой, но эта форма – также, всего лишь одна видимость. Есть что-то, не нуждающееся в собственном описании, что-то, на чем никогда не остается никаких следов. Оно не нуждается в противодействии и оно – совершенно. Оно есть самое невероятное и не найдется ничего, чтобы пыталось его разрушить. Разве можно разрушить источник самого разрушения?
— В каком смысле оно есть разрушение, если оно совершенно?
— Представь себе зал ожидания, в котором коротают часы до поезда. Время движется крайне медленно и люди, зажав в руках билеты, начинают обустраивать свой быт – влюбляются, ссорятся, рожают детей. Они забывают зачем сюда пришли, и им кажется, что ничего больше и нет – тесный темный, наполненный криками и суетой зал… Этот мир – то же самое. Пребывание здесь, может быть одинаково тягостным или прекрасным, но само по себе оно не имеет никакого смысла. Все, что должно занимать живущего на Земле человека – это подготовка к полету, к путешествию, к прыжку. Концлагерь этой жизни пропитан невозможным.
- Что в таком случае, происходит в бессознательном состоянии?
— Абсолютное выражает себя через индивидуальное, дабы обрести форму, а индивидуальное становится абсолютным в том смысле, что лишь, через него приобретается всякий опыт.
— Разве абсолютное не содержит в себе опыта абсолютного?
— Вот именно. Чтобы прийти к опыту абсолютного – КОСМИЧЕСКОГО СОЗНАНИЯ, УНИВЕРСАЛЬНОГО УМА, БЕСКОНЕЧНОСТИ, ПУСТОТЫ, РЕАЛЬНОСТИ, БРАХМАНА, НИЧТО, какими бы словами вы это не обозначили, требуется индивидуальное. Абсолютное само по себе, не оставляет никого, кем бы, этот опыт был получен. И мне кажется, нельзя поэтому, сказать, что это какой-то опыт.
— Хорошо. А что ты вообще, называешь абсолютным и индивидуальным?
— Абсолютным я называю все то, что содержится в потенции, в непроявленном, в свернутом так сказать, виде. Все, что предшествовало любому имени и любой форме, а также то, что стоит за раскрытием, например, именно такого имени, и такой формы. И любой формы вообще, как свойства чего-нибудь, и где-нибудь. Поскольку его само, нельзя никак ни назвать, ни воспринять, считайте, что абсолютное – это то, что не существует. Но мы знаем о нем, потому, что существует индивидуальное, которое, ограничено описанием. И описание – это один из признаков индивидуального.
— Если, абсолютное не существует, то, как оно может проявляться в виде какой-то формы?
— То, что оно не существует, или наоборот, существует, или может даже, одновременно и то, и другое, является, всецело признаками индивидуального. Индивидуальное воспринимает присутствие, или отсутствие чего-нибудь, и где-нибудь. И даже, собственное отсутствие оно может косвенным образом зафиксировать. Но даже, отсутствие – все равно, останется признаком индивидуального. Абсолютное абсолютно. Оно не только не обладает признаками, оно не может быть никак воспринято, еще и на основании их отсутствия. Иными, словами абсолютное есть только для индивидуального, но абсолютного для абсолютного нет. Говоря о том, что оно проявляется, надо понимать, что речь идет просто о факте индивидуального.
— Каким образом оно есть для индивидуального, если, оно никак не воспринимается? Или, оно есть, но только, как идея, концепция, как просто какое-то слово?
— Начнем с того, что индивидуальное – это тоже, концепция, потому, что индивидуальное не воспринимается через индивидуальное. Индивидуальное, видится, как абсолютное. Как беспрерывное фиксирование, описание, как один процесс осознания, как необходимое условие всякого восприятия. Воспринимает только индивидуальное, всегда только индивидуальное. Оно не может воспринимать абсолютное, но оно, есть для индивидуального, как все, что непроявленно, все, что за пределами его восприятия. В этом смысле, оно, конечно, является только концепцией. Просто потому, что абсолютное за пределами восприятия индивидуального, а индивидуальное, повторюсь, воспринимается, как абсолютное. Индивидуальное – это и есть, прямое знание. То, знание, которое не нуждается в передаче и поэтому, действительно может называться знанием. Суть его в том, что оно и создает все концепции.
— Ты предлагаешь мне превратиться в Ничто? Разве, может ли быть истиной какое-то безымянное и неопределимое понятие?
— Поверь мне, я не предлагал тебе никакой «науки об истине». Мне известна наука об иллюзии, о том, с чем каждому из нас постоянно приходится иметь дело.
— Скажи, а может ли это быть иллюзией – существование иллюзии?
— Если, считать, что существование иллюзии в конечном счете, иллюзия, то следует спросить, на что тогда опирается это небытие иллюзии, раз она не существует? В любом случае, существует она, или не существует, она не может быть независимой от того, что определяет ее бытие, или небытие. Если, все – это одна бесконечная иллюзия, что может быть подтверждением этого? То, что не является иллюзией, но подтверждает ее существование, или отсутствие. То есть само бытие, или небытие майи, не может быть иллюзией – это и есть, то «кое-что» о котором, мы говорили, в самом начале. Значит, истина продолжается, как иллюзия, даже, как иллюзия.
- А существование истины может быть иллюзией?
— Если, ты захочешь встать на мое место, я либо отойду, либо ты останешься рядом. Ты не можешь иметь тех же координат, что и я, иначе, как я смогу узнать о твоем существовании, если, ты неотделим? Если, есть наблюдатель, значит, есть и наблюдаемый, иначе, в силу чего мы можем определить, что это наблюдатель? Если, одновременно присутствует свет и тьма, то это ни свет и не тьма. Если, ты одновременно и живой, и мертвый, значит, оба определения неверны – так как, между ними стерлось смысловое содержание. И если, где-то одновременно существует истина и иллюзия, то истина этого «где-то» не может быть иллюзией. Так же, как их одновременность должна также, чем-то подтверждаться. Если, есть, и «да», и «нет» – значит, все таки есть только «да», укрывшееся в слове «есть». Ее нет, но ее небытие, должно быть привязано к ее бытию. Поэтому, мы и не можем, как-то определить недвойственную истину. Иначе, существовала бы противоположность этому определению, и противоречие тому, что может «быть» недвойственным. В конечном счете все, что может быть истинным – это нечто, что создает, и отсутствие, и присутствие. А если, все – пустота, истиной является ее бытие. Ты знаешь, как в войну частенько применяется маскировка? Можно построить муляж и обмануть своего противника. Можно сделать ловкий обманный ход в шахматах, прикрывающий беспроигрышную комбинацию и этот ход, будет всего лишь элементом твоей стратегии, но уж никак, не собственно стратегией. Во все времена на войне строили декорацию крепости, или военной части. Один противник высылал вперед разведчиков и те, сообщали о том, где они увидели лагерь другого противника. Солдаты шли в наступление – бежали к виднеющейся издали крепости, ощетинившейся множеством пушек, кишащей готовящимися к обороне врагами. А приблизившись, видели картонный макет мощного сооружения, раскрашенные краской и вырезанные из куска фанеры фигуры людей – самую настоящую фальшивку, отнявшую драгоценное время. Так вот и мы все, чем-то напоминаем этих солдат, многие из которых, опьяненные предвкушением сражения, и еще ничего не разглядев, начинали расстреливать деревянную декорацию. Едва мы начинаем что-то искать, мы превращаемся в паломников, отправившихся в святые земли. Не пожалев времени, мы преодолеем все опасности и прибудем к собственной цели. Как бы мы не двигались, каждый из нас двигается к чему-то «своему». Поэтому, когда паломники доходят до своей цели, одни из них видят фальшивку, а другие настоящую святыню.


Источник http://katab.asia/2013/12/10/by_the_skorpion/

Аватара пользователя
Жук в муравейнике
Сообщения: 854
Зарегистрирован: 12 фев 2017, 10:51
Репутация: 67

Апофатический голод (Экзистенциальный этюд)

Сообщение Жук в муравейнике » 09 мар 2017, 14:02

Автор статьи обожает запятые. Он раскидывает их щедрой рукой по всему тексту, порождая тот же самый синтаксический парадокс, что упоминается в старой советской киносказке. "Казнить, нельзя, помиловать" так же непонятно, как и "казнить нельзя помиловать".

А по существу - да, состояние недвойственности - это круто. Везет (наверное) тому, кто его достиг. И вещает нам разные умные вещи, то ли набитые смыслами под самую завязку, то ли лишенные их полностью. Отсюда, из двойственности, не разобрать... Вот цитата:

Supershav писал(а):Источник цитаты Ляг, закрой глаза и – перестань отождествлять себя. Откажись от любого известного тебе способа существования – ни мысль, ни тело, ни живой, ни мертвый, ни существующий, ни несуществующий. Не надо ничего представлять. Просто будь в потоке проявления, просто лежи, закрыв глаза, и ничего не делай. Не пытайся избавиться от мыслей и не пытайся вызывать в себе мысли. Не пытайся фиксировать, что происходит и точно так же, откажись от желания отрешиться от происходящего. Не пытайся не пытаться

Разве это не обычное состояние человека? Лежишь на диване, ковыряясь в носу, и ничего не делаешь. Не пытаешься избавиться от мыслей, поскольку их и так нет, и не пытаешься вызывать их в себе, поскольку не умеешь. Лежишь и даже не пытаешься пытаться. Даже в мыслях этого нет, поскольку нет мыслей-то.

Supershav писал(а):Источник цитаты В этой точке и кончится твое незнание, не породив при этом свою противоположность.

То есть, незнание кончается, а знание так и не приходит. Наверное, это очень ценное состояние, не знаю.

Supershav писал(а):Источник цитаты Если, ты одновременно и живой, и мертвый, значит, оба определения неверны

Автор ничего не слыхал о коте Шредингера. :D
И серебряное зерцало, способное чувствовать, ощущало бы боль только тогда, когда его полируют. Гладкое и блестящее, оно отражает все образы мира, без боли и возбуждения.
Благо человеку, который может сказать про себя: я отполирован.

Аватара пользователя
Supershav
Сообщения: 91
Зарегистрирован: 29 янв 2017, 19:30
Репутация: 21
Gender:

Апофатический голод (Экзистенциальный этюд)

Сообщение Supershav » 09 мар 2017, 20:33

Жук в муравейнике писал(а):Источник цитаты Автор статьи обожает запятые

Когда образ удачно описан, запятые не нужны, все понимается с лету :) Но коль пунктуация так дорога, попробуй заняться ей после сальвии в проруби. Это сразу левел ап по джедайским меркам ))
Жук в муравейнике писал(а):Источник цитаты поскольку нет мыслей-то

Если ты не слышишь внутренний бубнеж, это не значит, что мыслей нет, просто ты их не слышишь :) чем глубже подвал подсознания, тем сложнее разобрать, кто там о чем толкует и почему :connie_29:
Жук в муравейнике писал(а):Источник цитаты Не пытаешься избавиться от мыслей, поскольку их и так нет, и не пытаешься вызывать их в себе

Мысли возникают и исчезают сами. Пытаться исправить можно только состояние психики, которое их вызывает :)
Последний раз редактировалось Supershav 09 мар 2017, 20:41, всего редактировалось 1 раз.

Аватара пользователя
Жук в муравейнике
Сообщения: 854
Зарегистрирован: 12 фев 2017, 10:51
Репутация: 67

Апофатический голод (Экзистенциальный этюд)

Сообщение Жук в муравейнике » 09 мар 2017, 20:40

Supershav писал(а):Источник цитаты Пытаться исправить можно только состояние психики

Ограничимся галоперидолом? Или все же лоботомия? :D
И серебряное зерцало, способное чувствовать, ощущало бы боль только тогда, когда его полируют. Гладкое и блестящее, оно отражает все образы мира, без боли и возбуждения.
Благо человеку, который может сказать про себя: я отполирован.

Аватара пользователя
Supershav
Сообщения: 91
Зарегистрирован: 29 янв 2017, 19:30
Репутация: 21
Gender:

Апофатический голод (Экзистенциальный этюд)

Сообщение Supershav » 09 мар 2017, 21:15

Жук в муравейнике, наслаждайся тем, что есть :) тяжело принять факт, что те, кем мы привыкли считать себя, просто набор программ в бесконечном океане жизни. Или, как сказал Олегович, сумма имен, привычек и страхов... след на песке, который смоет очередная волна. А то, чем мы на самом деле являемся, не наделено никакими индивидуальными свойствами.

Аватара пользователя
Жук в муравейнике
Сообщения: 854
Зарегистрирован: 12 фев 2017, 10:51
Репутация: 67

Апофатический голод (Экзистенциальный этюд)

Сообщение Жук в муравейнике » 10 мар 2017, 09:10

Supershav писал(а):Источник цитаты Когда образ удачно описан, запятые не нужны

Иногда не нужны даже буквы, слоги и слова. Главное - внутреннее состояние.

Supershav писал(а):Источник цитаты тяжело принять факт, что те, кем мы привыкли считать себя, просто набор программ в бесконечном океане жизни... А то, чем мы на самом деле являемся, не наделено никакими индивидуальными свойствами.

Да ни разу не тяжело! Любую концепцию, которая ни к чему не обязывает, принять очень легко. На облаке сидит добрый старичок, который любит меня и постоянно обо мне заботится, поскольку я "на самом деле" не наделен никакими свойствами (то есть, "на самом деле" меня как бы и нет, что тоже вполне убедительная концепция), а на орбите Нибиру вращается красавчик Ктулху. Гораздо сложнее обнаружить этого Ктулху. Или п р о ч у в с в о в а т ь, кем или чем мы являемся "на самом деле", причем никакого "на самом деле" на самом деле и нет. :)
И серебряное зерцало, способное чувствовать, ощущало бы боль только тогда, когда его полируют. Гладкое и блестящее, оно отражает все образы мира, без боли и возбуждения.
Благо человеку, который может сказать про себя: я отполирован.


Вернуться в «Оффтоп»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость